Злость и грубость: в чем причина?

Злость и грубость: в чем причина?
Фото: http://dani-info.com

В процессе непрестанного столкновения человеческой воли и желания с сопротивлением действительности в нас вырабатываются громадные объемы отрицательных переживаний. Беспрерывное трение о реальность, никогда не удовлетворяющую нашим аппетитам, её удары и толчки изнашивают психику индивида быстрее и неумолимее, чем это происходит с его телом. В то время как последнее худо-бедно умеет поддерживать собственную целостность, руководствуясь подробным набором генетических инструкций, область сознания является для природы экспериментальной и не регулируется равно надёжными алгоритмами. Иными словами, она в огромной мере отдана на откуп «человеческой свободе» – укрыться за подол матушки-природы и рассчитывать, что она всё зашьет и починит, как это происходит с порезанным пальцем, здесь не получится. Это приходится делать нам самим. То, как каждый из нас приучается реагировать на негативный опыт, является потому определяющим фактором в формировании личности и строя всей жизни, счастья и продуктивности человека.

Невежество в отношении принципов работы своего внутреннего мира и нежелание переносить напряжение, связанное с конструктивным освоением отрицательных реалий, вынуждают человека прибегать к трём регрессивным стратегиям. Соблазняясь их легкой доступностью и экономностью с точки зрения затрачиваемых усилий, он не в состоянии распознать их разрушительной природы и сам приговаривает себя к отбыванию повинности в одном из кругов ментального ада, в зависимости от запущенности ситуации.

Чтобы понять, почему этих стратегии именно три и какова их внутренняя динамика, необходимо понимание той фундаментальной структуры психики, которая и порождает весь негативный опыт за исключением физического стресса и боли. Её можно назвать экзистенциальным разрывом, под которым понимается конструируемая воображением дистанция между «я имею» и «я хочу», – коренное, неснимаемое и самоподдерживающееся противоречие в самом средоточии человеческой личности. Всякий раз, когда мы удовлетворяем свою потребность и хотя бы немного приближаем его нижнюю границу к верхней, мотивационные центры мозга балуют нас приятными переживаниями. Напротив, неудовлетворение потребности или перспектива оного, увеличивающие этот разрыв неудачи и разочарования провоцируют удар наотмашь.

Вытеснение

Так как любой негативный опыт представляет собой растяжение экзистенциального разрыва, первая уловка в его нейтрализации представляет собой попытку сделать вид, будто ничего не произошло и тем самым вернуть всё на свои места. Иными словами, болезненное переживание, вместо того чтобы быть освоенным и преодолённым, подвергается насильственному вытеснению. Непереваренное, оно оседает грузом в подполе бессознательного, откуда затем доносятся зловещие стуки бесов, родившихся из мелких уколов реальности, и демонов, порожденных травматическими переживаниями. Множась там с течением лет, никем не тревожимые и предоставленные сами себе, они крушат наш внутренний мир. Если же сила их становится достаточно велика, а нанесенные повреждения критическими, они прорываются наружу, что делает человека пациентом психиатра или психоаналитика. Как раз такие люди, начиная с Фрейда и по наши дни, составляют их профессиональный интерес, сами эти дисциплины в их современном виде родились в процессе осмысления феномена вытеснения.

Отворачиваясь от причиняющих боль аспектов действительности, отказываясь их творчески воспринять и нейтрализовать, человек поселяет в себя гостей, деформирующих его психику и в конечном счёте наказывается за собственное малодушие. Если жизнь к нам милосердна, то вытеснение может быть эффективным средством избавления от умеренных и потому сравнительно безвредных болезненных переживаний. Их удаётся держать в подполе бессознательного и не обращать внимания на время от времени раздающиеся оттуда глухие постукивания. Но даже и в этом случае, если при содействии фортуны вытеснению удаётся обеспечить нам хрупкую гармонию, оно остаётся регрессивной стратегией, ибо человек не умеет вскрывать положительный потенциал негативного опыта – видеть в нём бесценный урок и стимул к росту, более того, само условие движения вперёд. Его развитие сковывается и задерживается, способность суждения и творческие силы оказываются подавлены. Дабы дать свободу высшим возможностям своего Я, такой индивид должен спуститься по лестнице в темноту и встретить лицом к лицу всё то, от чего он до тех пор отводил взгляд.

Подлог

Второй способ уменьшения остроты болезненного опыта состоит в сокращении экзистенциального разрыва путём опускания верхней границы через подмену наших изначальных целей и одновременно обесценивании, субъективном понижении значимости неудач в их воплощении. Не реализовав потребность, индивид ловким движением подменяет её чем-то другим, уверяя себя, что, в сущности, это было ему и не нужно, и девальвирует происшедшее, тем самым снижая масштабы понесенной утраты. Травматическое содержание негативного опыта сглаживается за счёт того, что человек встаёт на сторону собственного провала – не в состоянии достигнуть желаемого и не справляющийся со своими неудачами, он делает вид, будто желал достигнутого. Этот поразивший человека недуг можно назвать Стокгольмским синдромом, поскольку вследствие него люди становятся добровольными заложниками чуждых и враждебных им сил, образа жизни, работы, людей, обыкновений. Стоит только этой операции войти в привычку, как мы наблюдаем постепенное обрушение наших стандартов – отступая шаг за шагом, мы всё более отдаляемся от своей внутренней правды, отрекаемся от действительных идеалов, ценностей и желаний.

Компенсация через агрессивное самоутверждение

Итак, в ходе вытеснения мы отрицаем расширение экзистенциального разрыва, подлог же позволяет нам обратить его вспять благодаря опусканию верхней планки. Единственное, что остаётся теперь в нашем арсенале, – приближение нижней границы к верхней. Сделать это можно двумя путями. С одной стороны, перед человеком открывается конструктивный путь осуществления этого действия через творческое преодоление сопротивления действительности и собственное возвышение. С другой стороны, дабы оказаться выше, не обязательно подниматься наверх самому – можно опустить и низвести окружающий нас мир. Именно здесь, в этой изначальной интуиции и кроется лаконичная формула хорошо известного всем феномена, имеющего множество имён и обличий от бытового хамства до всепоглощающей злобы. Попранный жизнью, разочарованный и терпящий провал за провалом, человек как за соломинку хватается за возможность восстановить свою истерзанную самооценку и смыть осевшую на языке горечь поражения через унижение и агрессивное применение силы. Применение силы, в том числе силы оскорбить словесно, наполняет ощущением её наличия, служит по психологическим причинам доказательством её наличия и тем самым выступает иллюзорным антидотом от переживаемой индивидом постоянной униженности.

Грубость, злоба, агрессия по своей природе являются регрессивной реакцией на испытываемые индивидом болезненные переживания, их отчаянной компенсацией и попыткой доказать свою ценность. Можно потому с математической точностью измерить глубину ненависти человека к самому себе, его неуверенности и униженности по той мере, с которой он агрессивно самоутверждается за счёт окружающего мира. Чем больше последнее, тем значительнее и первое. То, до каких дикостей люди доходят в мщении реальности за наносимые им поражения, ярко иллюстрирует история персидского царя Ксеркса. Как гласит античное предание, однажды Ксеркс в ходе военной кампании против Греции проводил переправу через Геллеспонт, когда погода вдруг внезапно переменилась и обрушившаяся буря разметала наведенные мосты, потопив немало персидских солдат. Разъяренный владыка решил наказать непокорную стихию и приказал бывшим при войске палачам высечь море плетьми и цепами.

Обычный человек, однако, не осознаёт, что находится в куда более нелепом положении, чем Ксеркс, поскольку полагая, что бичует окружающий мир, он в действительности с ожесточением сечёт самого себя. Дающий волю гневу, если воспользоваться аллегорией из известной буддистской притчи, подобен тому, кто берёт в руки горящий уголь, чтобы бросить им в другого. Вовлеченные в агрессивное самоутверждение эмоции, хотя они и направлены вовне, являются внутренними процессами. Их носитель во всей полноте переживает присущую им разрушительность, отравляя собственное жизнеощущение, препятствуя счастью, притупляя способность суждения и снижая продуктивность. Одновременно с тем, как это было подтверждено в сотнях исследований последних десятилетий, они наносят огромный урон физическому здоровью человеческого организма, потенциально провоцируя дисфункцию всех его систем и ускоряя процессы старения и нейродегенерации за счёт хронически повышенного уровня стрессовых гормонов, в первую очередь кортизола.

Экология души

Современный западный мир поглощен вопросами экологии, и глупо было бы отрицать, что окружающая среда находится в критическом состоянии, а потому проблемы эти важны и насущны. Вместе с тем необходимо вспомнить, что слово «экология», произошедшее от древнегреческого οἶκος (жилище), означает «наука о доме» и предполагает умение беречь его. Главным домом людей, однако, является вовсе не вмещающая нас природа, а наше собственное сознание, в заботе о чистоте и здоровье коего мы ещё не сделали даже первых шагов. Душа сегодняшнего человека являет собой поистине постапокалиптический пейзаж – затянутый облаками и клубами ядовитых испарений, испещрённый кратерами и рытвинами, травмированный и засоренный куда сильнее, чем атмосфера и водоёмы нашей планеты.

Чтобы на этой почве могли взойти посевы, требуется научиться управлять своим сознанием и в первую очередь нейтрализовывать и использовать негативный опыт. Конструктивный ответ на него носит двоякий характер. В первую очередь, он коренится в освобождении от желаний, дистанцировании от них, за счёт чего достигается сокращение экзистенциального разрыва. Мы сдвигаем верхнюю его границу вниз, однако, в отличие от рассмотренной выше операции подмены, это действие не влечет отказа от наших подлинных целей, лишь умеряет жадность, с которой мы их преследуем.

Во-вторых, мы учимся вскрывать положительное содержание негативного опыта, признавая его неотъемлемой и необходимой частью игры, стимулирующей дальнейший рост. Вместо того чтобы вытеснять его или компенсировать через агрессивное самоутверждение, мы должны с интересом осваивать его и извлекать несомый им урок. Полушутя-полувсерьёз, можно сказать, что даже когда нам приходится мученически волочь свой крест на гору, неплохо помнить, что это хорошее фитнес-упражнение и целая школа закалки характера. Опознание положительного потенциала негативного вновь обрушивает верхнюю планку экзистенциального разрыва, не только высвобождая творческие возможности, но и делая неоценимый вклад в наше самочувствие.

Источник: vk.com/unbknnt

Автор: Акина Карменбаева
Поделиться:

Читать другие новости:

61