Электронщина и энергетики

Электронщина и энергетики
Фото: http://lenta.ru

Одна из главных музыкальных новостей весны — закрытие программы Red Bull Music Academy, путешествующего воркшопа/фестиваля/конференции, во многом определявшей ландшафт андерграундной и актуальной музыки в последние двадцать лет. В то время как артисты со всего мира отдают дань памяти этому фундаментальному проекту, участие австрийского концерна в музыкальной жизни планеты продолжается уже вне бренда RBMA — например, в виде не имеющих аналога и разворачивающихся в самых разных городах планеты фестивалей Red Bull Music Festival, которые и дальше будут проходить по всему миру (включая Москву).

Многотысячный рейв посреди улицы в Манхэттене, на день переименованной в честь покойного пионера местной танцевальной сцены DJ Larry Levan. Уличная вечеринка в Берлине, посвященная машинерии электронной музыки — и задействующая созданный специально для этого события гигантский секвенсер, в сущности, самую большую в истории драм-машину (для пущей красоты еще и вагоны поездов берлинского метро были раскрашены под знаменитые модели синтезаторов). Первый в Америке DJ-сет за сорокалетнюю карьеру легенды итало-диско Джорджа Мородера — и первый опыт погружения такой музыкальной иконы, как Брайан Ино, в мир публичного современного искусства с инсталляцией «77 миллионов картин». Концерт великого медиахудожника Редзи Икеды на оркестре из сотни автомобилей — ожившая мечта Маринетти и Маяковского, Вертова и Шостаковича.

Проще говоря, и этих — всего неcкольких из сотни выступлений, которыми славятся проходящие ежегодно в самых разных городах мира фестивали линейки Red Bull Music Festival — примеров достаточно, чтобы показать: по сравнению с десятками даже самых больших и популярных музыкальных фестивалей мира RBMF выглядит, как футуристический арт-бутик посреди крикливых и аляповатых развалов глобальной аудиобарахолки. В то время как разнообразные Гластонбери, Коачеллы и Примаверы (и даже их более нишевые и гибкие последователи вроде хип-хоп-мекки Rolling Loud в Майами) собирают толпы из десятков тысяч людей в основном юного возраста на трехдневных марафонах, лайнапы которых составлены более-менее по одному и тому же принципу (несколько легенд-хедлайнеров стадионного уровня, пара десятков артистов на пике волны хайпа и еще сотня фигурантов помельче и поразноплановее для того, чтобы программа в целом была относительно всеядной и репрезентативной), RBMF стабильно делает ставку на выступления, уникальные по концепции, разрозненные по времени проведения, формату и локациям, удивляющие то небанальным сочетанием артистов, то изобретательностью их подачи публике.

Именно такой артхаусный (в хорошем смысле слова) подход к организации музыкального фестивального действа продемонстрировал проходивший в апреле Red Bull Music Festival в Токио. При этом в лайнапе из артистов и лайв-форматов, напротив, при всей идиосинкратической четкости и даже некоторой элитарности прослеживался вполне эклектичный, способный угодить не часто пересекающимся меломанским аудиториям кураторский принцип. Принцип, в котором немаловажен элемент смелости — как по части освоения андерграундной и авангардной музыкой неочевидных пространств, так и в том, что касается преодоления локальных барьеров из традиций и предрассудков.

Например, самым красочным и броским мероприятием фестиваля стала вечеринка в техно-клубе Contact, полностью отданная на откуп группировке ЛГБТ-промоутеров, диджеев и танцоров FancyHIM. И это при том, что в Японии только пять лет назад был снят запрет на танцы в ночное время суток — а, учитывая национальную верность консервативным традициям, отношение к сексуальным меньшинствам остается довольно сложным (в сравнении с США и Западной Европой). Впрочем, в это трудно было поверить на вечеринке FancyHIM — где при всей целомудренности общего настроения (японцы, например, даже очереди в бар простаивают безропотно, не отталкивая друг друга локтями и не пытаясь обойти ближнего в погоне за немедленным догоном — и при этом, похоже, почти обходятся без веществ: никаких очередей к кабинкам туалетов, по крайней мере, не наблюдалось) царил абсолютный травестийный шик, а на разных танцполах габбер мог с легкостью сменяться ностальгическим гей-попом или классическим детройтским техно. Все это — в сопровождении эффектных бурлеск-шоу.

Самой разнообразной была и публика — среди которой обычной токийской молодежи было значительно больше, чем разукрашенных и разодетых последователей берлинской клубной ЛГБТ-моды. Вполне в народном (на полтысячи человек) формате прошел и шоукейс главного современного лейбла азиатского хип-хопа 88rising, на котором не только состоялась премьера выпущенного лейблом и Red Bull документального фильма Asia Rising, но и выступил один из главных хедлайнеров 88rising, колоритный чернокожий R&B-певец из Калифорнии August 08. О том, что хип-хоп в Азии и правда вышел на прежде небывалый виток популярности, сообщало, впрочем, и то, что даже более тесно в зале было на предшествовавших сету Огаста выступлениях местных представителей жанра — от яростной трэп-группы Cirrrcle до рэперши с Окинавы со сложной биографией Awich.

Напротив, камерного формата придерживались другие концерты фестиваля. Так, в зале всего на триста человек представила свое новое аудиовизуальное шоу взошедшая звезда современного трип-хопа Sevdaliza — что только подчеркнуло интимность ее песен и их подспудный посыл, который не ограничивается превратностями любви, но и затрагивает темы идентичности, как национальной, так и гендерной. Звезда эклектичного фанка из Пасадены Dâm-Funk и вовсе отыграл свой сет на роллердроме — танцевальные перформансы на роликах его сопровождавшие вполне могли спровоцировать мысль о том, что именно этого — колес для каждого — не хватает всем остальным музыкальным фестивалям. А легенда психоделического хардкор-джаза Yoshimi P-We, одна из основательниц культового японского коллектива Boredoms (вдохновившая среди прочего на альбом Yoshimi Battles the Pink Robots американских инди-титанов The Flaming Lips), дала привычно не поддающийся ни формулировкам, ни адекватному описанию концерт с трио Saicobab на сцене, где обычно проходят спектакли традиционного японского театра но, — что оказалось более чем адекватно ее уникальному, очень манерному, но при этом естественному звукоизвлечению и возвысило музыкальный лайв до уровня более драматического, перформативного действа.

В многочисленных панегириках RBMA, увидевших свет в апреле и мае, сквозит меланхолическая нота расставания с подлинно изобретательным подходом к курированию и поддержке музыки, которая остается за пределами стриминговых алгоритмов и мейнстримовых медиа. Впрочем, судя по организации и лайнам Red Bull Music Festival Tokyo, изобретательность, экспериментальность и хороший вкус в будущих затеях музыкальной ветви австрийского концерна сохранятся. 

Источник: http://lenta.ru

Автор: Акина Карменбаева
Поделиться:

Читать другие новости:

51