Интервью Басты и его жены: сказочный мир

Интервью Басты и его жены: сказочный мир
Фото: http://viva.ua

Детская сказка на ночь — повод для увлекательного разговора взрослых. Рэпер и телеведущий Василий Вакуленко aka Баста вместе с женой Еленой выпустил книгу «Приключения летучей мышки Бэллы, которая спала головой вверх» и рассказал (точнее зачитал, вслух и с выражением) о себе в новом амплуа. Он поет, продюсирует, судит и воспитывает новые таланты, ведет собственное шоу на YouTube, а теперь еще и сочиняет сказки... Не про фрешменов русского хип-хопа, а про очаровательную летучую мышь Бэллу из вымышленной страны Бастляндии. Насыщенная летопись необычного персонажа — уже на полках книжных, а в планах Василия — мультик по мотивам книжки, получившейся из спонтанной импровизации. Куратором проекта выступает его жена Елена, а вместе они рассказывают ELLE, как на ходу рождаются волшебные истории, почему важно оставаться собой и не изменять мечте детства.

Как появилась идея издать сказку?

ЕЛЕНА ПИНСКАЯ-ВАКУЛЕНКО

Я время от времени слышала краем уха, как Вася рассказывает сказку на ночь нашим дочерям Маше и Василисе, а однажды его «сочинения» услышала и моя мама-журналист. Она поразилась его фантазии и заявила, что историю Бэллы обязательно нужно оформить на бумаге. Мы сообща уговорили Васю, так и родился этот проект. Соавторами выступили наши девочки — в сказке столько героев, что всех запомнить невозможно! За конфеты или что-то посущественнее дочки по нескольку часов в неделю дополняли историю недостающими эпизодами и персонажами.

О чем эта книга?

ВАСИЛИЙ ВАКУЛЕНКО

Она про друга, которого хотелось бы иметь всем. Белая летучая мышь Бэлла располагает к себе своей инфантильностью, готовностью к самопожертвованию, безграничной радостью, честностью, авантюризмом. Она не выступает против системы. Бэлла считает себя неправильной, пока не встречает верных друзей, которые принимают ее такой, какая она есть, и очаровываются каждым ее поступком.

Е. П.-В.

Она — пример искренности и настоящий ребенок: чрезмерно любопытный, попадающий в тяжелые, глупые, иногда страшные истории. Бэлла только открывает для себя мир и сложности взаимоотношений с ним. Я хочу, чтобы наши девочки, когда подрастут, перечитали сказку и задались вопросом, почему она поступает именно так, а не иначе. В книге много поучительных историй и сюжетных линий, с которыми дети сталкиваются в определенном возрасте. У нас была цель объяснить детям, что, если ты не такой, как все, нужно оставаться добрым и открытым и ты обязательно найдешь единомышленников, которые тебе помогут.

Если по книге снимут мультфильм, кто в нем мог бы говорить вашим голосом?

Е. П.-В.

Наверное, мама Бэллы — единственный взрослый персонаж в книге. В. В. Может, Гульден. Это волк, который очень красиво пел, пока его не заколдовала ведьма. Теперь у него железное горло и он воет, как труба, в которую попадает ветер.

А кто бы мог сыграть в кино вас?

В. В.

Безруков, конечно. (Смеется.) Не могу никого придумать, кто бы с юмором и самоиронией исполнил этот бред. А вообще, я бы снял сериал не про себя, а про истории, происходившие в моей жизни, где я выступал бы лишь наблюдателем. Почему я фанатею от Довлатова — вся его проза транслирует окружающую действительность, оставляя его несколько безу­частным, вынужденно присутствующим в данных условиях.

На каких сказках вы росли?

Е. П.-В.

Я выросла в очень читающей семье, и, разумеется, в детстве было все: Шарль Перро, братья Гримм, Пушкин, Андерсен... Сколько себя помню, все вечера родители проводили за книгами. Мама на последние деньги скупала не платья, а литературу. А вот мне лет до 12 читать не хотелось категорически. Все поменялось, когда меня отправили учиться в пансионат во Франции, где я оказалась единственной русскоговорящей иностранкой. И, видимо, мне настолько не хватало родной языковой среды, что я начала запоем читать все, что передавала мне мама. За несколько лет в пансионате проглотила тонну книг и наконец полюбила их. Я — визуал, и в раннем детстве больше любила рассматривать картинки, чем читать. Одной из любимых сказок были «Дикие лебеди» Андерсена с иллюстрациями Эрика Булатова и Олега Васильева. Спустя много лет, когда я познакомилась с Эриком Булатовым и рассказала об этом, он подарил нашей семье переизданный экземпляр со своей подписью.

В. В.

Как любой советский ребенок и сын, внук и племянник военных людей, я вырос на безумном количестве хороших книг — от «Капитана Немо» до «Головы профессора Доуэля», «Консуэло» и «Трех мушкетеров». Сейчас мне кажется, что читать это в детстве бессмысленно — как изучать Достоевского или церковную литературу до 20 лет. А из детского мне очень нравился мультик «Ну, погоди!». В советское время из-за сильной цензуры было сложно говорить в полный голос, поднимать острые темы. Тогда и проявлялся талант художников, режиссеров и актеров, которые изобретали нереальные ходы и гениальные шутки, чтобы высмеивать систему с экрана.

В вашей жизни бывали моменты, когда все происходящее казалось нереальным, «как в сказке»?

В. В.

В юности мне казалось, что все неприятности происходят не со мной. Клянусь! Я до сих пор удивляюсь, что моя музыка нравится людям, что хобби стало для меня основным занятием. Каждый раз выхожу на сцену с мыслью: «Как же мне, ****, неописуемо повезло!» Всегда чувствую себя не в своей тарелке.

Какие еще ритуалы, кроме сказок на ночь, есть у вас в семье?

Е. П.-В.

Когда Вася дома в выходные, мы обязательно выбираемся в кафе или ресторан на воскресные обеды, даже если кто-то из детей устал или не очень хочет. Стараемся проводить вместе Новый год и, конечно, дни рождения детей — это святое. Вася никогда не планирует концерты на эти дни, мы отказываемся от любых заманчивых предложений или мероприятий.

В. В.

Мы вместе смотрим мультики. И девочки всегда просят, чтобы их укрыли и поцеловали на ночь. Чем взрослее они становятся, тем больше меня к ним тянет, тем теснее наша связь. Когда уезжал к вам на съемку, младшая отчитывала, что я снова принес домой «двойку». Это наша игра, в которую я с удовольствием ввязываюсь и понимаю, что в фантазийном плане ушел недалеко от них. Как и сказка, моя музыка — отголосок игр из детства, когда было больше свободы и времени.

Как вы считаете, где проходит грань между вами настоящим и множеством сценичес­ких альтер эго?

В. В.

Я везде настоящий. У меня нет других амплуа в традиционном понимании этого слова. Я давно придумал подходящее объяснение. Вот мы с вами общаемся на «вы» в формате интервью. А потом, допустим, случайно встретимся в баре, в другой, нерабочей обстановке, и это все тоже будем мы. Либо я буду ехать за рулем и увижу в окно, как вы с кем-то ругаетесь на дороге. Это не разные мы с вами, а поведение, которое диктует нам ситуация. Я могу быть страшным человеком, безумным в агонии, ироничным и циничным психопатом, социопатом или грустным несчастным художником. Все это существует во мне одновременно, и я не могу отказаться ни от одной из своих граней. В творчестве они могут переплетаться, но это не имеет отношения к разным амплуа. Я не такой уж крутой актер, чтобы достоверно погружаться в новые образы.

Источник: http://elle.ru 

Автор: Акина Карменбаева
Поделиться:

Читать другие новости:

156